Клин

Клин

В городке Клин на полпути между Москвой и Тверью самая главная ценность – это, конечно, дом Петра Ильича Чайковского. https://tchaikovsky.house

Его мелодии сопровождают нас всю жизнь, от рождения и до глубокой старости. Они естественны, как ветер, как щебетание птиц. Мы вдыхаем его музыку, как свежий воздух, глубоко и незаметно. Но в то же время его произведения - признанный всем миром эталон музыкальной красоты и гармонии.

Городок Клин не был родиной Петра Ильича. Он родился на Урале, в Воткинске, гимназию и консерваторию окончил в Санкт-Петербурге, зрелым композитором стал в Москве. Но всемирная слава постучалась в двери его дома в Клину, в последние девять лет его жизни.


Впрочем, для местных жителей он не был знаменитостью. Со слов клинского старожила, Осипа Никитича Никитина, который до революции работал приказчиком в местном магазине, записано: «В магазин часто захаживал господин среднего роста, с окладистой бородкой, лицо простое, доброе; одевался изящно: летом костюм светло-серый, шляпа такая же, в руке тросточка. Обходился с нами, приказчиками, всегда вежливо. Товары покупал только хорошие, высшего сорта: нугу, пряники вяземские и марсельские, пастилу сухую, пирожки саксонские и багдадские. Кем он был, чем занимался – в это мы не вникали. Какой великий человек жил близ нас, мы узнали только после его смерти». (Вл.Холодковский, «Дом в Клину», М.: Московский рабочий, 1960, с.71).


Чайковский много путешествовал по Волге, по Кавказу, по Средиземному морю, ездил на гастроли по всей Европе, даже по Соединённым Штатам Америки. Он не был домоседом в буквальном смысле, но вместе с тем друзья называли его «клинским отшельником». Заграничные гастроли с годами всё больше тяготили его, и он стремился к тишине и уединению в своём клинском домике.


Но не покоя и праздности он искал в Клину, а только возможности трудиться всласть, ибо «вдохновение – это такая гостья, которая не любит посещать ленивых».


Здесь в своей библиотеке он много читал русскую классику и книги на шести иностранных языках. Литература в его воображении превращалась в музыку – так рождались бесчисленные оперы, романсы и циклы песен на стихи европейских поэтов, и прежде всего русских.


Здесь, в Клину, он нашёл такую природу, какую искал всю жизнь и не находил в далёких странах. «…Русский зимний пейзаж имеет для меня ни с чем не сравнимую прелесть», - так писал он. Великий композитор умел слушать природу и переводить услышанное на язык музыки.


Дом Чайковского стоит почти у Ленинградского шоссе, по которому днём и ночью идёт плотный поток автомашин. Это удобно для тех, кто едет в музей из Москвы, но шум нарушает уединение усадебного парка. В доавтомобильные времена Чайковского здесь, представьте, тоже проходило шоссе, называемое Московской дорогой, но гораздо более тихое. Пётр Ильич радовался этому: «Я живу на самом шоссе, так что и в дождь могу гулять, не утопая в грязи», - сообщал он в письме из Клина.

Этот дом никогда не принадлежал Петру Ильичу, композитор снимал его у местного мирового судьи. Да и вообще ему мало что принадлежало, и его мало что интересовало из материальных благ – вы поймёте это сразу, как только увидите голые стены, железную кровать и тапочки в его аскетичной и маленькой «спальне». Кроме рояля петербургской фирмы «Беккер» на втором этаже – очевидной необходимости, а также подарков-сувениров от друзей, вся остальная обстановка в доме очень скромная, и всегда была такой.


Спальня находится на втором этаже, там же, где кабинет-гостиная и две маленькие комнаты для гостей. Внизу столовая с выходом на террасу. Напротив столовой жил верный слуга – Алексей Иванович Софронов, из местных жителей.


В течение двадцати лет Алексей Иванович нёс на себе все хлопоты и оберегал своего беспомощного в житейских вопросах хозяина от любых стрессов и волнений. Благодарный Пётр Ильич именно ему завещал своё движимое имущество, фактически всё что имел, потому что недвижимого у него никогда и не было.


После смерти композитора Алексей Иванович ни разу не поддался на заманчивые предложения коллекционеров, которые обещали ему несметные тысячи за любую реликвию, за любой клочок исписанной нотной бумаги.


После смерти П.И.Чайковского возникла опасность, что владелец пустит в дом новых квартирантов и ничего не сохранит для истории. Брат композитора Модест Ильич захотел выкупить дом, чтобы создать в нём мемориальный музей, но не имел достаточных средств. К тому же он опасался, что хитрый судья взвинтит цену. Тогда Алексей Иванович предложил приобрести дом на своё имя, мало того – он вложил в покупку свои личные сбережения. В итоге владелец дома статский советник Сахаров получил 8,300 рублей серебром. После покупки бывший слуга сразу уступил дом вместе со всей завещанной ему обстановкой брату и племяннику композитора.


Благодаря такой комбинации все вещи Петра Ильича остались на своих местах, а Россия обогатилась музеем нашего национального гения.

В 1941 году рояль и многие другие ценные вещи удалось эвакуировать, и не зря: дом попал в руки немецких мотоциклистов. Вестибюль музея они превратили в гараж для мотоциклов, мемориальные комнаты второго этажа в казарму, а архив в сапожную мастерскую. Печи они топили старинной мебелью и книгами, хотя вокруг было сколько угодно дров. По всей территории усадьбы валялись разорванные книги, ноты, обломки скульптур. В кабинете Модеста Ильича экскурсоводы потом показывали след фашистского сапога на кожаной обивке дивана. Ещё удивительно, как оккупанты не спалили весь дом.


Сразу после освобождения его начали приводить в порядок, и уже в начале 1942 года он открыл двери перед посетителями. Сейчас в доме опять уютно и хорошо, как было при жизни Петра Ильича.


Музей Чайковского в Клину никогда не был «мёртвым» домом или местом скорби, он был и остаётся центром вечно бурлящей, вечно молодой и весёлой музыкальной жизни. Здесь происходит огромное количество событий, интересных для любителей музыки – подмосковные вечера, рождественские фестивали, посвящение в студенты для первокурсников музыкальных вузов.


На историческом рояле в доме Чайковского играли и играют лучшие исполнители России – от Александра Гольденвейзера и Святослава Рихтера до Дениса Мацуева. На территории музея есть небольшой современный концертный зал, где можно услышать всё, от симфонической музыки вплоть до хитов групп «Сплин», «Алиса», «Мумий Тролль», «ДДТ».

Возле дома очередные победители и члены жюри очередного Международного конкурса им. Чайковского всегда сажают дерево, обычно рябину – это традиция, которой уже полвека. Деревьев много, целая аллея. Так что вечно молодой и всегда актуальный музей Петра Ильича Чайковского ждёт вас!


Но раз уж вы отправились в Клин, заодно не забудьте порадовать детей походом на крупнейшую в России фабрику ёлочных игрушек https://www.yolochka.ru/ Она, кстати, работает круглый год, а не только перед новогодними праздниками. Здесь изготавливают изумительные стеклянные ёлочные украшения ручной работы, в год – более миллиона штук.

Начало стеклодувного производства в Клину относится к XIX веку, когда в 1848 году князь А.С. Меньшиков получает разрешение на открытие в своём имении Александрово стекольного завода на три печи с 80 рабочими из числа крепостных для производства ламп, бутылок, изделий из цветного стекла.


С современной технологией вы сможете познакомиться на фабрике во время экскурсии. Сначала заготовку разогревают над газовой горелкой, стекло делается пластичным, после чего стеклодув выдувает заготовку нужной формы. С помощью штамповки мастер придаёт заготовке вид шара, подвески или фигурки. Затем в вакуумных установках происходит так называемая «металлизация», где изделия становятся зеркальными. Потом вручную производится окрашивание, а затем роспись красками. Клинские ёлочные украшения неоднократно получали самые высокие оценки и дипломы на многих всероссийских и международных выставках.

Приезжайте, любуйтесь, участвуйте в мастер-классах!

Добро пожаловать в Клин!

Просмотров: 0

©2020 Детская Россия. Сайт создан на Wix.com

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now